Происшествия

Шоу-бизнес

26 июня 2020, 09:58 | Автор: Ирина Сокол

Приговор Кириллу Серебренникову

Приговор Кириллу Серебренникову 26 июня вынесет Мещанский суд российской столицы.

Приговор Кириллу Серебренникову 26 июня 2020 вынесет Мещанский городской суд

Сегодня, 26 июня 2020 года, Мещанский городской суд российской столицы вынесет приговор худруку «Гоголь-центра» Кириллу Серебренникову. Его обвиняют в многомиллионных хищениях. Прокуратура уверена в наличии необходимого объема доказательств для того, чтобы посадить режиссера. Сам Кирилл Серебернников отрицает обвинения в свой адрес, подчеркивая, что никогда не отвечал за финансы.

В чем обвиняют Кирилла Серебренникова и его коллег?

Кирилла Серебренникова задержали в августе 2017-го в Северной столице, где он проводил снимки своего фильма «Лето», рассказывающего о легендарном Ленинградском рок-клубе и его музыкантах, в том числе лидере группы «Кино» Викторе Цое, лидере «Зоопарка» Майке Науменко и основателе «Аквариума» Борисе Гребенщикове. Режиссер был доставлен в Москву, где ему предъявили обвинение в мошенничестве в особо крупном размере. При этом Басманный суд отправил его под домашний арест.

Уголовное дело о многомиллионном хищении бюджетных средств было возбуждено еще пять лет назад. По версии следствия, в период с 2011 по 2014 год Минкульт выделил более 214 миллионов рублей на развитие и популяризацию современного искусства, для чего Кирилл Серебренников запустил проект «Платформа», объединивший четыре направления: театр, танец, музыку и медиа.

Реализацией «Платформы» занималась автономная некоммерческая организация «Седьмая студия». Кроме студентов Школы-студии МХАТ в нее вошли продюсеры Алексей Малобродский, Юрий Итин и Екатерина Воронова. Главным бухгалтером была назначена Нина Масляева.

В течение нескольких лет Серебренников ставил спектакли на разных площадках — в Центре современного искусства «Винзавод» и в своем театре «Гоголь-центр», куда в мае 2017-го года пришли с обыском.

Первыми подозреваемыми в громком деле стали Итин, Малобродский, Воронова и Масляева. Под домашний арест отправили всех, кроме Вороновой — она успела уехать из страны и в настоящее время находится в международном розыске.

Кирилл Серебренников проходил по делу о многомиллионном хищении в качестве свидетеля, но затем главбух Маляева дала показания, согласно которым она вносила заведомо ложные данные в финансовую отчетность по приказам Итина, Серебренникова и Малобродского.

По мнению следствия, участники «Платформы» специально завышали расходы в бумагах, тогда как фактические затраты были гораздо меньше. При этом Серебренников якобы поручал продюсерам заключать фиктивные договора с подконтрольными юридическими лицами и частными предпринимателями, якобы оказывающими услуги для «Платформы».

В результате под видом оплаты этих договоров поступающие от Минкультуры РФ финансовые средства выводились на расчетные счета так называемых фирм-однодневок, после чего деньги обналичивали и делили.

В октябре 2017 года была задержана еще одна подозреваемая — директор Российского академического молодежного театра Софья Апфельбаум, которая от имени Минкульта подписала соглашение на предоставление «Седьмой студии» 214 миллионов рублей и, по мнению следователей, помогала согласовывать отчетные документы с завышенными расходами.

Суд по делу «Седьмой студии» стартовал осенью 2018-го. На тот момент свою вину признала только Масляева, поэтому ее дело выделили в отдельное производство. Она заявила, что обналичивала деньги в большом количестве и ежемесячно получала за это 150 тысяч рублей.

В суде было назначено несколько экспертиз — финансовая, оценочная и искусствоведческая. Последняя дала положительное заключение о мероприятиях «Платформы» и признала их значительными культурным явлением, но с первой и второй экспертизами возникли серьезные проблемы, так как не хватало многих бухгалтерских документов.

«После публикации об аресте Масляевой мне позвонила Воронова и строгим голосом приказала уничтожить всю документацию, якобы по распоряжению Серебренникова. Часть документов, хранившихся в электронном виде в моем ноутбуке, я удалила, а бумажные — сожгла или пропустила через шредер», — цитирует РИА Новости бывшего бухгалтера «Седьмой студии» Ларису Войкину, проходившую по делу свидетелем.

В итоге одна экспертиза оценила материальный ущерб в 133 миллиона рублей, хотя другая показала, что подсудимые, напротив, даже сэкономили деньги Минкульта, так как их мероприятия стоили гораздо дороже.

Вслед за этим Мещанский городской суд вернул дело обратно в прокуратуру, но Мосгорсуд отменил это решение. Согласно результатам третьей экспертизы, проводившейся в центре при Минюсте РФ с участием театрального критика Ольги Королевой и замдиректора МХАТ имени Горького Елены Баженовой, ущерб составил 128 миллионов рублей.

Теперь эту сумму Минкульт намеревается взыскать с Серебренникова и остальных подсудимых. Несмотря на то, что режиссера поддержали более трех тысяч коллег, ведомство не стало отказываться от претензий.

Адвокат Кирилла Серебренникова настаивает на оправдательном вердикте, так как все запланированные мероприятия были проведены и деньги потрачены по назначению.

«Министерство культуры получило взамен выделенных средств реализованный проект «Платформа» и поэтому не может быть потерпевшим. Серебренников и другие люди не составляли организованную группу, выполняли свои обязанности, а сам он не занимался бухгалтерией, юридическими и финансовыми вопросами», — заявил правозащитник.

В итоге прокуратура попросила для Кирилла Серебренникова шесть лет колонии и штраф в размере 800 тысяч рублей. Для Малобродского — пять лет, для Итина и Апфельбаум — по четыре.

Сам Кирилл Серебренников подчеркнул, что никогда даже не пытался разобраться в бухгалтерии и просто хотел показать, что при нормальном бюджете можно сделать много оригинальных спектаклей.

Реакция на дело «Седьмой студии»

Громкое дело и возможный приговор Кириллу Серебренникову спровоцировал бурную реакцию в обществе, в том числе среди российских звезд.

Так, рэпер Оксимирон опубликовал в  Instagram пост, в котором раскритиковал судебный процесс по делу «Седьмой студии» и вступил против голосования по поправкам к Конституции во время пандемии коронавируса.

Так, артист пригласил своих подписчиков, которых у него, к слову, более двух миллионов, прийти к 11 утра 26 июня в Мещанский суд Москвы на оглашение приговора Серебренникову и его коллегам.

При этом он заявил о необходимости прийти на приговор «полностью защищенными» от заражения коронавирусом, а также опубликовал снимок, где он стоит в респираторе и перчатках с санитайзером в руках.

Как добавил Оксимирон, эпидемия «не убежала в ужасе при виде поправок к Конституции, а идет полным ходом».

В защиту Кирилла Серебренникова высказывались также многие его коллеги по цеху, например режиссер, художественный руководитель БДТ имени Товстоногова Андрей Могучий.

«Завтра, видимо, намечено закончить этот изнурительный и абсурдный, кафкианский процесс, напоминающий в большей степени разборку, чем хладнокровное доказательное правосудие. Закончить его, судя по всему, хотят печально и невразумительно, как и начинали. Все это как-то бездарно и уныло. Если это разборка, так и та, мне кажется, должна обладать хоть какой-то степенью изящества. Все это как-то стыдно и противно. Все как попало.

Несмотря на все призывы к справедливости, прозрачности и доказательности, их как не было, так и нет. Вместо этого снова, по всему, побеждает сговор, предвзятость и некомпетентность.

Никого ни к чему не призываю. Не верю в то, что новые призывы хоть что-то решат, как не решили ничего все предыдущие. Вряд ли что-то произойдет и, в этой связи, единственное, что заставляет писать этот текст, это желание и необходимость обозначить свою позицию и не замараться молчанием.

Хотя, нет, не только. Наверное, все-таки верится в то, что справедливость свое возьмет, и, перефразируя Хармса, победит неизвестным науке способом. Если не завтра, то вскорости. И каждая буква, каждое слово, нами написанное или произнесенное, приближает это время», — цитирует режиссера сайт журнала «Театр».

Кирилла Серебренникова поддержал актер и художественный руководитель Театра Наций Евгений Миронов:

«Услышав о сроках, которые на заседании по делу «Седьмой студии» запросил для обвиняемых прокурор, я испытал возмущение и смятение. Вот уже три года продолжается «театральное дело», много месяцев продолжается судебное разбирательство. Всем, кто следил за ходом слушаний, совершенно очевидно, что следствие было проведено с огромным количеством нарушений и натяжек, что обвинение, что называется, шито белыми нитками. С другой стороны, во время процесса стало еще раз понятно, что проект «Платформа» был важнейшим творческим событием в культурной жизни страны, что люди, придумавшие и реализовавшие его, достойны благодарностей и наград, а не преследования и наказания.

Я глубоко уверен в том, что наши коллеги — Кирилл Серебренников, Алексей Малобродский, Софья Апфельбаум и Юрий Итин — честные люди, руководствовавшиеся исключительно интересами дела. И те нарушения, которые имели место (наличия таковых никто и не отрицает) при ведении дел на «Платформе», были вызваны не чьим-то злым умыслом, а недостатками законодательства в области культуры, запутанностью системы освоения бюджетных средств и отчетности.

Деятели культуры уже много лет говорят о необходимости совершенствования этого законодательства — и находят понимание у руководителей органов законодательной и исполнительной власти страны. Почему в этих условиях прокуратура занимает такую необъективную, тенденциозную, я бы сказал — свирепую, позицию, остается только гадать. Не приняты во внимания очевидные доказательства отсутствия сговора и злого умысла, отброшены поручительства и свидетельства уважаемых представителей общественности, в том числе выдающихся деятелей российской культуры.

Несправедливый, необъяснимо жестокий приговор по этому делу может нанести огромный, непоправимый ущерб культурной жизни России, всему будущему театра и искусства вообще, а значит — всему нашему обществу. Не желая и не имея право оказывать давление на суд, я хочу надеяться, что судья сумеет трезво взвесить все обстоятельства, беспристрастно оценить ситуацию и не допустить вопиющей несправедливости. Иначе будущее нашей культуры незавидно».

Не остался в стороне скандальный режиссер и муж телеведущей Ксении Собчак Константин Богомолов, художественный руководитель театра на Малой Бронной:

«Уже несколько лет мы наблюдаем процесс по делу Платформы. Долгий процесс и его обстоятельства создали отчетливое ощущение, что дело Платформы сейчас существует не ради разбирательства, а ради самого процесса. Его инициаторы понимают: признать, что процесс в тупике означает признать профессиональные ошибки.

Очевидно, что исходя из базовых понятий государства, никто из нас не может требовать ничего, кроме объективности следствия и суда.

Но мы можем выразить отношение к уже давно очевидному факту: будь у следствия неоспоримые доказательства, процесс давно был бы завершен. И даже если в ближайшее время процесс завершится, осуждающее решение не будет объективным, потому что процесс был хаотичным и выявил массу натяжек, свидетельства о давлении на участников, и другие факты, дискредитирующие возможное обвинительное решение. Репутационные потери следствия в этом случае — дело следствия и органов следствия, но очевидные репутационные потери министерства культуры, выступившего в этом процессе как бы инициатором — это дело всего культурного сообщества».

Также в поддержку Кирилла Серебренникова выступил актер, режиссер, художественный руководитель театра «Сатирикон» Константин Райкин.

«Внимательно, с тревогой и болью слежу за судебным процессом над «Седьмой студией». Возмущен и решительно протестую против необъективности, тенденциозности и, в конце концов, вопиющей несправедливости выдвинутого обвинения. Этот процесс сам содержит в себе множество нарушений закона. Бессовестное, сфабрикованное дело!» — сказано в публикации в Facebook театра «Сатирикон».

Оставить комментарий

avatar