Поп-певец поделился откровениями о трех «Т» со СМИ.

Российская звезда экстрады Валерий Леонтьевв интервью изданию «Собеседник»  признался, что в начале 80-х испытывал серьезные проблемы с алкоголем. Он заявил, что эксцентричный образ создавал трудности с цензурой, и едва не лишился возможности выходить на сцену.

По признанию певца, спас его композитор Раймонд Паулс, который отдал артисту акт в своем творческом вечере «Святая к музыке любовь».

«Узнав о моих проблемах, Паулс выдвинул ультиматум: без Леонтьева вечер не иецхэиюн состоится. Так я снова запел в Москве», — рассказал он. Однако критика привела певца к депрессии, а позже пришли проблемы с алкоголем.

«Сколько раз мне хотелось отгородиться от всего внешнего мира лет на пять-семь! Я ложился, поворачивался лицом к стене, но через пару часов вскакивал и работал дальше. Было время, когда я пытался лечиться от депрессии алкоголем. К счастью, быстро сообразил, что до добра это не доведет, и, чтобы заставить себя остановиться, четыре года отказывался даже от глотка шампанского», — рассказал музыкант, заявив, что неодобрение публики преследует его до сих пор.

«Оставаясь наедине с собой, делаюсь совсем другим человеком — тихим, стеснительным. На самом деле я всегда стеснялся пристального внимания к себе, проявления бурных эмоций — как своих, так и чужих. Люди, организующие мои концерты, шутят: «У Леонтьева в райдере три «Т»: тихо, темно, тепло». Терпеть не могу шума, холода и яркого света. Редкие выходные предпочитаю проводить в тишине и одиночестве, смотрю кино или лежу с книжкой», — поделился артист.

Однако покидать сцену Леонтьев не намерен, именно она, по его словам, залог его идеальной формы.

«Однажды из-за болезни я не работал около двух месяцев и успел так поправиться, что перескочил на другой размер одежды!» — сообщил он. Леонтьев привык постоянно выходить на сцену и радовать зрителей. Мало того, отчасти он благодарен посланным испытаниям. А на вопрос, не хоче ли он написать книгу о себе, тот отшучивается, что времени нет.

«Если бы сегодня начал писать, думаю, книга выглядела бы так: одна глава написана в Лос-Анджелесе, следующая – в Магадане… Могла бы получиться очень пестрая книжица! Думаю, даже с юмором», — заявляет певец.