Недавнее соглашение, подписанное Бразилией, Турцией и Ираном не является концом иранского ядерного кризиса. Но будем надеяться, что это может стать началом конца.

582 Соглашение между Бразилией, Турцией и Ираном еще не конец иранского ядерного кризиса

Согласно принятому решению, Иран должен поставить 1200 килограммов своего низкообогащенного урана в Турцию для получения 120 килограммов более-высокообогащенного урана, пригодного для тегеранского исследовательского реактора.

Реактор, построенный в США в конце 1960-х, может производить медицинские изотопы для выявления и лечения заболеваний, таких как рак и заболевания щитовидной железы. В начале 1990-х Аргентина переоборудовала исследовательский реактор от использования уранового топлива, обогащенного до уровня более 90% (именно эта степень обогащения используется для изготовления ядерного оружия), к  использованию топлива, состоящего из урана, обогащенного до уровня 19,75%. Аргентина также предоставила Ирану большой запас специальных топливных стержней для исследовательского реактора.

Этот запас скоро будет исчерпан, а Иран не имеет возможности перерабатывать выскообогащенный уран в топливные стержни для исследовательского реактора. Хотя страна уже достигла способности обогащать уран в промышленных масштабах на уровне 3,5%, что уже является достаточно высоким показателем, ей еще предстоит освоить более высокие уровни обогащения, необходимые для реактора.

Когда Вашингтон узнал о намерении Ирана пополнить свои запасы топлива для реактора, администрация Обамы увидела в этом как проблему, так и возможность. Проблема в том, что иранское правительство может использовать реактор в качестве оправдания за обогащение урана до уровней выше 20%, что делает Иран ближе к созданию ядерного оружия. А возможность – это когда Иран будет получать топливо из реакторов, расположенных на территории других государств, в обмен на принятие различных ограничений по своей ядерной программе.

Администрация изначально разработала предложение, согласно которому Иран будет отправлять 1200 килограммов своего 3,5%  низкообогащенного урана (НОУ) в Россию, где он будет обогащен до определенного уровня и затем будут произведены топливные стержни, необходимые для реактора. Правительство США сделали это предложение России после того, как президент Барак Обама поднял об этом вопрос во время своей поездки в Москву в июле 2009, но российское правительство хотело, чтобы преобразовывала уже достаточно обогащенный уран в ядерные топливные элементы другая страна. Тогда США убедили Францию стать этой страной и, наконец, получили одобрение МАГАТЭ, чьи технические возможности и нейтральный статус будет способствовать реализации сделки.

В октябре 2009 на встрече в Женеве представители Франции, России, МАГАТЭ и Соединенных Штатов Америки (теперь называется «Венская группа») в принципе достигли соглашения с Ираном. Однако затем иранцы отказались верить правительствами других стран и стали настаивать на том, чтобы обмен топливом осуществлялся на территории Ирана. Запад расценил это заявление, что якобы Иран хочет выиграть время, чтобы увеличить запасы НОУ.

В феврале 2010 года иранское правительство объявило, что будет продолжать производить свои собственные 19,75% обогащенного урана на экспериментальной установке по обогащению топлива на заводе в Натанзе. В течение первого года администрация Обамы пыталась вести переговоры с Ираном, в этом году же она сосредоточила усилия на введение дополнительных международных санкций против Тегерана. Белый дом надеется, что жесткие санкции смогут подкосить ядерную деятельность Ирана.

На первый взгляд, соглашение Бразилии, Ирана и Турции вновь возродило сделку, но это не совсем так. Трехстороннее соглашение требует, чтобы Иран передал такое же количество низкообогащенного урана, как это первоначально обсуждалось, а именно 1200 кг за границу, однако не в Россию, а в Турцию. Турецкая сторона в связи с этим уже заявила, что подписанное соглашение должно снять все опасения относительно иранской ядерной программы.

Более насущной проблемой является то, что первым пунктом трехсторонней декларации является «право всех государств-участников, включая Исламскую Республику Иран, развивать исследования, производство и использование ядерной энергии (а также ядерного топливного цикла, включая деятельность по обогащению) в мирных целях без дискриминации «. Официальные представители Ирана заявили, что будут продолжать обогащать уран и не только до уровня 3,5%, необходимого для коммерческих реакторов, но и выше 20%. А это заявление делает соглашение бессмысленным. Если Иран может обогатить топливо до 20%, значит он легко может обогатить его и до более высоких уровней, необходимых для производства ядерного оружия.

Правительства США, Великобритании, Франции и Германии заявили, что они ждут от Ирана более подробное описание того, как он предполагает осуществлять и обеспечивать обмен топливом. Они также заявили, что будут продолжать добиваться санкций, пока они не будут уверены, что программа Ирана носит исключительно мирный характер. Для этого иранскому правительству будет необходимо предоставить отчеты по всей своей ядерной программе, начиная с самого начала, когда появились первые подозрения.

Между тем, премьер-министр Турции Реджеп Тайип Эрдоган и президент Лула Инасио да Силва заявили, что недавнее соглашение — это достаточный прогресс, чтобы сделать дальнейшие санкции абсолютно ненужными. Так как Бразилия и Турция в настоящее время являются непостоянными членами Совета Безопасности ООН, они не имеют возможности наложить вето на санкции Совета Безопасности.

Наиболее обнадеживающим признаком является то, что все стороны описывают этот обмен, как только первый шаг, который поспособствует началу нового диалога по вопросам ядерной программы Ирана. Совместная декларация подтверждает заинтересованность Ирана в участии в подобных переговорах и описывает обмен топлива, как «отправную точку для начала сотрудничества и конструктивные шаги вперед в отношениях между нациями».

После того, как трехстороннее заявление было опубликовано, президент Ирана Махмуд Ахмадинежад призвал своих партнеров по переговорам группу «5+1» ( 5 постоянных членов Совета Безопасности ООН и Германию) «начать переговоры на основе честности, справедливости и взаимного уважения».

Страны группы «5 +1» также больше заинтересованы в достижении консенсуса по вопросам иранского ядерного кризиса, а не в разработке более жестких санкций и угроз в адрес иранского правительства. В настоящее время они ожидают детального плана реализации обмена топливом, который Иран должен представить в МАГАТЭ в течение недели.

Global Insights: Iran Nuclear Deal Positive Step, but No Breakthrough


В вопросах домашнего уюта все должно быть продумано до мелочей! Современный надежно защитит вашу дымовую трубу от осадков — и обеспечит комфорт.