Имя Владимира Ивановича Богдашина нечасто попадало на страницы и в эфиры прессы. Между тем жизненный путь контр-адмирала в отставке, скончавшегося 22 июля в Москве, вполне можно считать героическим, хотя Владимир Иванович и не пускал ко дну вражеские корабли и подводные лодки. В истории России слишком часто случаются времена, когда простое исполнение своих обязанностей следует приравнять к героизму.

Когда судьба предопределена

ушёл настоящий герой

Владимир Богдашин на «Беззаветном»

Места, где родился и вырос Владимир Богдашин, как бы предопределяли ему судьбу воина. Родился он в 1952 году в Пугачёве – городе, в котором Емельян Пугачёв впервые «признался» в том, что он – это Пётр III. Именно, отсюда, из тогдашней Мечётной слободы, Пугачёв покатил по России кровавое колесо своего восстания, поставившего на дыбы чуть не всю Россию.

В школу Володя Богдашин пошёл в не менее славном населённом пункте – станице Тацинской. После рывка танкистов генерала Баданова к стратегическому аэродрому немцев в Тацинской в декабре 1942 года родилась поговорка о том, что наши танки на аэродромах противника являются лучшей противовоздушной обороной. Этот рывок предрешил исход всей Сталинградской битвы.

В общем, военная карьера Владимира Богдашина была очевидной. Он закончил училище им. П. С. Нахимова и служил на Черноморском флоте, сначала командиром батареи зенитчиков на БПК «Николаев», затем командиром сторожевика «Беззаветный». Именно в период командования сторожевым катером произошёл самый громкий эпизод в карьере В. И. Богдашина.

Тараны «Йорктауна»

Вся история с подвигом Богдашина и его подчинённых очень ёмко характеризует обстановку в Вооружённых силах СССР и в целом в стране, сложившуюся в 1988 году. Союз помалу разваливали под крики о перестройке и ускорении. Служба в армии стала непрестижной, военных обвиняли во всех смертных грехах. В 1987 году на Красную площадь сел лёгкомоторный самолёт, который силы ПВО просто прозевали. Руководство страны во главе с Михаилом Горбачёвым фактически не контролировало события, а шло у них на поводу.

В такой обстановке американские флотоводцы затеяли серию провокаций в Чёрном море, используя разночтения в трактовке границ территориальных вод. Мы помним, как совсем недавно действовали российские моряки как в случае с украинскими пограничными катерами, так и в столкновении с британским эсминцем. Нарушение территориальной целостности России мгновенно пресекалось с использованием всех имеющихся средств. В СССР 1988 года всё было по-другому.

Для выработки механизма пресечения провокаций собрали специальное заседание Политбюро ЦК КПСС (фактически, главный орган власти в стране). Докладчик адмирал Чернавин не придумал ничего лучшего, как таранить американские корабли. Его решение поддержали единогласно. Напутствие военным морякам от главы государства было просты – выбрать корабли покрепче. На дворе был конец ХХ века…

Задачу довели до моряков, и именно капитану 2 ранга Богдашину выпал жребий решать её. 12 февраля его «Беззаветный» сопровождал американский крейсер «Йорктаун». После входа крейсера в территориальный воды СССР «Беззаветный», сделав все положенные предупреждения, дважды таранил крейсер. После второго удара на «Йорктауне» начался пожар. Крейсер развернулся, покинул территориальные воды, и три месяца залечивал последствия богдашинских оплеух.

Флотское руководство одобрило действия В. И. Богдашина и его команды, а вот политическое руководство колебалось – американцы тогда считались лучшими друзьями. Всё же, спустя целый год, Богдашина наградили орденом Красной Звезды и направили учиться в академию.

Флагман Черноморского флота

Наверное, отдать приказ на таран «Йорктауна» кавторангу Богдашину было легче, чем прокормить подчинённых в начале 1990-х. По службе-то он быстро вырос – уже в 1996 году, став контр-адмиралом, он принял командование над флагманом Черноморского флота крейсером «Москва». Вот только это были годы не боевой подготовки, а мучительной головной боли. Где взять нормальные кадры взамен разбежавшихся по независимым государствам, куда поселить уже найденных людей, как выбить денежное довольствие и хоть как-то довести питание до флотских норм. Плюс обстановка постоянной травли со стороны украинских органов власти, убеждённых, что «москали» доживают в Крыму последние дни.

Здорово помог московский мэр. Ю. М. Лужков помогал и со снабжением, и со строительством жилья, и с открытием школ и филиала МГУ. Причём вся помощь должна была оказываться как бы на общественных началах – российское государство не желало портить взаимоотношения с Украиной.

Контр-адмирал Богдашин покинул родной Черноморский флот только после того, как ситуация стабилизировалась. С 1999 года он служил в Центральном командном пункте российского флота, а в 2008 году ушёл в отставку.

guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии