9 сентября генерал армии Евгений Зиничев посмертно стал Героем России. Соответствующий указ подписал Владимир Путин. Для президента Зиничев, долгое время служивший в ФСО, скорее всего, был не просто охранником и адъютантом. 10 лет Евгений Николаевич фактически был тенью президента и виделся с ним гораздо больше, чем видятся друг с другом члены обычных семей. Зиничев, которому в августе исполнилось 55, погиб 8 сентября в Красноярском крае. Глава МЧС бросился в воду у водопада Китабо-Орон на Плато Путорана, пытаясь спасти поскользнувшегося кинорежиссёра Александра Мельникова. К сожалению, оба погибли. Беспрецедентный случай – до Зиничева федеральные министры на своих постах не погибали – побудил некоторые СМИ стряхнуть пыль с методичек тридцатилетней давности.

«Безопасная Арктика»

гибель генерала зиничева как прививка от святых 90-х

Евгений Зиничев и водопад Китабо-Орон

Министр по чрезвычайным ситуациям Зиничев выехал в Сибирь для участия в масштабных учениях «Безопасная Арктика». Программа двухдневных учений была беспрецедентной и охватывала 7 регионов. Спасатели боролись с пожаром на ледоколе, перевозившем опасные вещества, гасили горящую нефтебазу в Дудинке и работали ещё по 10 вводным. Масштаб учений в целом соответствует усилиям, которые Россия прилагает к развитию арктических территорий с Северного морского пути.

Мотив проведения учений очевиден – расширение присутствия человека в суровых условиях Севера и усиление его воздействия на природу резко повышает вероятность различного рода происшествий и катастроф. Поэтому в ходе учений впервые использовались несколько десятков образцов новейшей спасательной техники, от распылителей специальных пенных составов до автономных роботов. В учениях были задействованы несколько тысяч спасателей, а наблюдали за их действиями представители 20 стран.

Гибель министра

Первые сообщения о гибели Евгения Зиничева поступили около 13:00 по Москве (в Красноярске время опережает московское на 4 часа). Группа, в которую, кроме министра и погибшего вместе с ним оператора входили заместитель Зиничева А. Гурович, глава аппарата министра В. Сойников и советник А. Мерзликин, сообщила о несчастном случае в норильскую больницу, затребовав аппараты ИВЛ, дефибрилляторы и кровь для переливания. Однако усилия сопровождающих и медиков были тщетны.

Видимо, по окончании учений Зинченко решил составить компанию Мельникову – оператор снимал учебный фильм и попутно искал натуру для будущих съёмок. 27-метровый водопад Китабо-Орон – одно из самых красивых мест на всём плато Путорана. Место очень опасное – водяная взвесь оседает на камнях, и они становятся скользкими. Ограждений там нет, но инструкторы не подпускают туристов близко к опасным камням, уступами спускающимся к воде. Видимо, А. Мельников увлёкся съёмками и перешёл невидимую роковую черту. Зиничев бросился ему на помощь, но всё завершилось падением в каменистый поток.

«Свобода слова»

Пока основная масса журналистов и информационных агентств передавала скупые строки о трагическом происшествии и соболезнования, ресурсы, считающие себя оппозиционными, открыли праздник. Писали о том, что Сибирь – это не «Садовое кольцо путинского всевластия», о том, что спасатель никого не спас и сам погиб, о возможной пьянке. Утром 9 сентября, почти одновременно с указом о присвоении Е. Зиничеву звания Героя, одно из агентств выдало сногсшибательную версию: на самом деле генерал делал селфи и поскользнулся, а в роли спасателя выступал Мельников. И абсолютно наплевать на то, что, похоже, единственным недостатком Евгения Зиничева было нежелание общаться с прессой, а все, кто его знал, отзываются о погибшем как минимум уважительно.

В общем, за 30 с лишним лет принципы работы «свободной прессы» не изменились. «Бумага всё стерпит», «Чем хуже, тем лучше», «Мы просто выдвигаем одну из версий происшедшего». Точно так же они писали о том, что Александр Матросов, будучи пьяным, по ошибке упал на амбразуру, а Павлик Морозов, подстрекаемый комсомольцами, сдал своего отца, который был лишь крепким хозяином, чекистам. Зою Космодемьянскую поймали сами крестьяне, чьи дома она хотела сжечь, а оборона Ленинграда была бессмысленной и погубила сотни тысяч человек.

И тогда, и сейчас этот сегмент прессы работает на ослабление государства. Разница только в том, что тогда били по идеологии, а сейчас, в виду её отсутствия, бьют по человеческим качествам. Мужество объявляют неумением работать с подчинёнными (больше некому было оператора спасать?), готовность к самопожертвованию – глупостью (и человека не спас, и сам погиб), а ответственность – мачизмом (за неимением нужных кадров Путин окружает себя некомпетентными, но жёсткими и сильными мужиками). Что может быть лучшим поводом для критики, чем чужая смерть?

guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии