Совсем недавно президент Бразилии Луис Инасиу Лула да Силва неофициально стал посредником в переговорах между Ираном и Западом по вопросу ядерной программы Исламской Республики, после того, как президент Ирана Махмуд Ахмадинежад сказал своему «брату», президенту Венесуэлы Уго Чавесу о том, что Иран готов принять Бразилию в качестве посредника.

c97d33e779_198278 Бразилия - посредник в переговорах Ирана и Запада

Отправной точкой для переговоров будет то же, что и осенью прошлого года, а именно соглашение, согласно которому Иран должен будет поставлять свой обогащенный уран во Францию и Россию для переработки, после чего готовое топливо будет возвращено в Иран для использования в медицинском реакторе.

Лула да Силва, со своей стороны, решительно выступает против новых санкций в отношении Ирана.

Отчасти такая позиция Лулы основана на ядерном прошлом Бразилии. В 1970 и 1980 годах военное правительство Бразилии решило создавать ядерную программу, аналогичную той, которая действовала у ее исторического соперника — Аргентины. В течение этого времени, Бразилия отказывалась подписывать Договор о нераспространении ядерного оружия, а также комментировать подозрения в том, что она стремится к созданию ядерного оружия.

Когда в1988 году в Бразилии усилились демократические силы, Конституция официально запретила производство ядерного оружия, а все испытания и исследования должны были вестись исключительно в мирных целях. Затем Бразилия позволила специалистам из МАГАТЭ провести инспекции на своих ядерных объектах и в конечном итоге подписала ДНЯО.

На сегодняшний день в Бразилии действуют две атомных электростанции для производства электроэнергии, а третья должна начать функционировать в этом или следующем году. Возможно, подобный сценарий Лула видит и для Ирана.

Но ситуация с Ираном совсем другая. Программа Бразилии была меньше, чем, предположительно, является программа Ирана в настоящее время. Отчасти это связано с природой иностранного участия в программах двух стран. Бразилии в области ядерных исследований и разработок была оказана помощь, конечно в разной степени, со стороны Соединенных Штатов, Западной Германии и Франции. Все из этих стран были заинтересованы в том, чтобы Бразилия стремилась к развитию мирной ядерной энергетики, а не к производству оружия. С другой стороны, Иран уже произвел более тонны низкообогащенного урана, благодаря поддержке ядерной империи Абдул Кадир Хана.

Самое главное отличие в том, что Бразилия всего лишь стремилась не отставать от разработок Аргентины, чье воздействие вряд ли выйдет за пределы континента. А дестабилизирующие последствия того, что Иран имеет значительный ядерный потенциал, несомненно, будут проникать далеко за пределы Ближнего Востока.

Бразилия продолжает следовать политике «автономии путем диверсификации», в которой говорится о независимости от США за счет диверсификации экономических и политических связей.

С 2003 года первоочередное внимание уделяется расширению экономических связей Бразилии со странами Латинской Америки и другими государствами в разных частях развивающегося мира, а не поиску торговых соглашений с США и ЕС.

Бразилия также стремится к реформированию известных международных организаций, с тем чтобы «старые ядерные клубы» стали более представительными глобальными структурами власти 21-го века. Например, такие структуры, как Совет Безопасности ООН, со своими постоянными 5 членами, должна меньше контролировать и вмешиваться во внутренние вопросы национального развития стран, в том числе в сфере гражданской ядерной энергетики. Бразилия выступает против других западных инициатив, таких, как нынешняя попытка администрации Обамы — расширить действие «Дополнительного протокола» МАГАТЭ для неядерных государств.

Все эти стратегии указывают на усилия Бразилии в укреплении связей со странами за пределами Запада. Страна также делает акцент на суверенитет и позицию невмешательства, что ставит ее на ряду с такими державами, как Китай и Индия.

Посредничество Бразилии вряд ли окажется решающим или удовлетворительным для США, Великобритании или Франции. Тем не менее, в долгосрочной перспективе, готовность Бразилии играть такую важную роль в мировых делах может сыграть на руку западным государствам. Сейчас, когда мир переходит в «Азиатский век» или «эпоху БРИК», необходимо знать, что демократическая Бразилия готова сделать свой вклад не только в мировую экономику, но и в политику.

Can Brazil's Lula Mediate the Iran Nuclear Standoff?

Оставить комментарий

avatar