23 октября 2002 года в 21:05 начались три кошмарных для России и всего мира дня террористического акта в бывшем ДК Московского завода по изготовлению шарикоподшипников. Печальную известность эта акция приобрела как «Теракт на Дубровке» или попросту «Норд-Ост». В результате захвата чеченскими террористами здания, перестроенного под показ великолепного мюзикла по мотивам повести Вениамина Каверина, погибли 170 человек – 130 зрителей и актёров мюзикла и 40 террористов. Захват заложников в театральном центре на Дубровке стал некой кульминацией воздействия чеченских боевиков на российские власти. С одной стороны, чеченцы и их кукловоды продемонстрировали, что для них нет непреодолимых преград – бывший ДК ГПЗ-1, перестроенный под «Норд-Ост», находится, если считать по прямой, в 7 800 метрах от Кремля. С другой стороны, российская власть, и никто не сомневается, что это был В. В. Путин, показала действительную решимость расправиться с террористами в любом месте и любой ценой.

Асланбеки и прочие

20 лет теракту на дубровке

Иосиф Кобзон, как и всегда в горячих точках, был одним из первых, пришедших на помощь

Уязвимость российской власти имела последствия, неприятные для зарубежных спонсоров внутрироссийского, казалось бы, террора. Сейчас, по прошествии двух десятилетий, в это трудно поверить. Но в начале 2000-х общественное мнение Великобритании, Франции, Германии и других государств всерьёз было озабочено судьбой своих единичных граждан, попавших в угрожающую жизни ситуацию. Как же так – белые господа пошли посмотреть на представление туземцев в Москве, а их имеют наглость взять в заложники!

Через 20 лет правительства этих стран будут озабочены лишь тем, чтобы на безжизненных телах их граждан в украинских степях не были обнаружены документы, свидетельствующие о действительной принадлежности этих граждан к вооружённым силам. Это не московский мюзикл – за добровольцев мы не отвечаем.

После теракта на Дубровке западным спонсорам российского терроризма пришлось – и это сейчас выглядит неким пиком сотрудничества – раздваиваться. Финансирование так называемой оппозиции, верещавшей о том, что «режим готов уничтожать тысячи граждан ради одного террориста» не прекратилось. Но появился и страх перед разнокалиберными асланбеками, заурами, зелимханами и хаджимагомедами – сегодня они резвятся в Москве, но ведь могут захотеть погулять в Лондоне или Берлине. И постепенно чеченский терроризм общими усилиями был сведён к нулю.

«И в сортире замочим»

СМИ, именующие себя «оппозиционными», по большей части включённые в список иноагентов, для нормальных людей являющиеся рупорами вражеской пропаганды, любят повторять тезис о неравноценности обмена 130 жизней мирных жителей на 40 жизней боевиков (среди которых, о, ужас, были женщины!). Само собой, при этом выводятся за кадр более 1 000 человек, жизни которых были спасены. По косвенным данным, после «Норд-Оста» в составе спецподразделений ФСБ резко увеличилось число героев России.

Безусловно, часть жертв теракта на Дубровке можно было бы спасти, действуй сотрудники спецслужб и медики расторопней. Но в годовщину трагедии нельзя хотя бы не упомянуть имя подполковника юстиции Константина Васильева, попытавшегося ценой своей жизни пресечь правонарушение в самом его начале. Один из зрителей, Павел Платонов, до самого своего расстрела снабжал сотрудников ФСБ ценной информацией о составе и дислокации террористов.

К сожалению, охранники ДК, расстрелянные в первые минуты трагедии, остались безымянными. По вообще непонятной причине замолчали и подвиг майора «Вымпела» Константина Журавлёва. Он сначала прикрыл телом двух девушек, выбравшихся из ДК через окно, а потом ранил или убил боевика, стрелявшего по нему из окна второго этажа.

guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии